Неожиданные факты о Казанском соборе: от колоннады-призрака до 40 пудов трофейного серебра Главное украшение Невского проспекта, Казанский собор был заложен ровно 220 лет назад, 8 сентября 1801 года. Строительство храма велось 10 лет, причём изначально собор планировали сделать ещё роскошней и больше. Чего мы не знаем о Казанском соборе? Санкт-Петербург 8(812)33-22-140 История

Роскошная колоннада Казанского собора, его «распахнутые объятья» являются визитной карточкой всего Невского проспекта. Мы так привыкли к этой архитектурной особенности, что не представляем города без неё. Но изначально собор в центре Петербурга задумывался ещё более грандиозным. Согласно проекту архитектора Андрея Воронихина, Казанский собор планировалось украсить огромной колоннадой с двух сторон – не только северной, но и южной.

Генплан Воронихина 1810 года показывает, что сам собор должен был стать центральной частью своеобразных «песочных часов», полностью занимавших пространство между каналом Грибоедова и тогда ещё Большой Мещанской, ныне Казанской улицей. Некоторые исследователи считают, что «песочные часы» появились в проекте архитектора не зря: они являются важным масонским символом, а сам Воронихин, как и его покровитель, президент Академии художеств граф Александр Строганов, были довольно известными масонами.

Однако осуществить план в его первоначальной редакции не получилось. Сложности возникли и с оставшимися северными «рукавами» колоннады. Дело в том, что Невский проспект, на который должен был выходить фасад нового собора, тянется с запада на восток. Согласно христианским канонам, вход в храм должен был располагаться на западе, а на востоке – алтарная часть. Но как сделать это, если храм должен быть обращён «лицом» на север? Развёрнутая на север колоннада помогла решить этот вопрос.

Прототипом колоннады Казанского собора, как и всего строения в целом, послужил собор Святого Петра, расположенный в Ватикане. Но есть и ощутимое различие: если ватиканский собор охватывает площадь Святого Петра почти полностью, как бы заключая её в круг, то Казанский собор в Петербурге, напротив, создаёт ощущение открытости.

Всего петербургский храм украшает 96 колонн в «распахнутых объятьях» колоннады, а также 56 колонн внутри самого собора. Колоннада выполнена из пудожского травертина – известковой породы, добывавшейся у посёлка Пудость Гатчинского района Ленобласти. Тот же камень, между прочим, использовался для реставрации Ростральных колонн.

Петербург славится роскошными дворцами, площадями и храмами, над проектами которых работали итальянские архитекторы с мировыми именами. Но Казанский собор среди петербургского великолепия – исключение. Его спроектировал талантливый русский зодчий, максимально близкий к народу. Андрей Воронихин – способный бывший крепостной графа Александра Строганова.

Воронихин родился в селе Новое Усолье на Урале и с детства показал способности к рисунку. Президент Петербургской Академии художеств обратил внимание на выдающиеся таланты своего крепостного, когда тот уже учился в мастерской иконописи Гаврилы Юшкова. Когда Воронихину исполнилось 18, Строганов отправил своего протеже на учёбу в Москву. Через девять лет граф дал Воронихину свободу и послал обучаться вместе с собственным сыном в Швейцарию и Францию.

Разумеется, с давних пор ходят слухи о том, что Воронихин был внебрачным сыном графа Строганова. Есть даже мнение, что матерью будущего зодчего была коми-пермячка Марфа Чероева (законной матерью архитектора была Пелагея Ивановна Воронихина). Однако более правдоподобной выглядит версия, согласно которой Строганов мечтал остаться в истории благодаря талантам своего воспитанника.

Казанский собор стал главным и самым удачным проектом Воронихина. Интересно, что ещё за год до того, как бывший крепостной графа Строганова приступил к работе над проектом, Павел I объявил конкурс на лучший план собора. В конкурсе приняли участие такие признанные мэтры архитектуры, как Джакомо Кваренги, Жан-Франсуа Тома де Томон, Луиджи Руско, Пьетро Гонзаго, а также именитые российские зодчие. Но их работами Павел не был удовлетворён. Возможно, проект Воронихина пришёлся императору по душе именно из-за своих «масонских штрихов»? Кто знает…

Помимо роскошной колоннады Казанский собор поражает воображение множеством других элементов тонкой красоты. Среди них выделяются «Райские врата» – бронзовые двери северного портика храма. Их прообразом послужили «Райские врата» расположенного во Флоренции баптистерия середины XV века. К слову, «Вратами рая» двери флорентийского храма назвал сам Микеланджело.

Двери Казанского собора были отлиты по гипсовым слепкам врат баптистерия, хранившимся в Литейном дворе Петербургской Академии художеств. Бронзовые врата украшены десятью барельефами, изображающими сцены из разных частей Ветхого завета. По сути, здесь мы можем увидеть всю историю человечества согласно Библии, от создания мира до пришествия Иисуса. Причём каждый барельеф включает сразу несколько сюжетов.

Есть на «Райских вратах» и «Сотворение прародителей» (Адама и Евы), и история Каина с Авелем, и сюжеты, рассказывающие о жизни Ноя, Моисея, Соломона, Давида и многих других библейских персонажей. Нужно отметить, что расположение этих барельефов Воронихин всё же немного изменил.

Важнейшей частью любого храма, без сомнения, является иконостас. Между тем, центральный иконостас, спроектированный для Казанского собора Андреем Воронихиным, создан не был. Постоянный (и совершенно роскошный) иконостас появился в храме через четверть века после завершения его строительства, в 1836 году.

Новый иконостас был отлит из чистейшего листового серебра с очень интересной историей. Это серебро в количестве 40 пудов (655 килограмм) донской атаман Платов вместе со своими казаками отбил у французов во время Отечественной войны 1812 года. Причём серебро было не французским, а вполне себе российским – из похищенных наполеоновскими солдатами во время той же войны церковных ценностей.

То есть можно сказать, что за иконостас Казанского собора как минимум дважды бились русские и французские войска во время войны. Что очень символично, ведь после войны 1812 года этот храм был объявлен храмом русской воинской славы.

Во времена советской власти драгоценный иконостас был храмом утерян – в 1922 году его, как и другие драгметаллы, изъяли из собора. Но после открытия обновлённого собора, уже в XXI веке, иконостас был воссоздан по оригинальным схемам и чертежам архитектора К. А. Тона. Правда, в наши дни вместо листового серебра он состоит из планшетов с лепниной, покрытых сусальным золотом и серебром.

За десять лет строительства храма на него была потрачена просто астрономическая сумма – 4,7 миллиона рублей. При этом, изначально на возведение Казанского собора было выделено почти в два раза меньше – 2 843 434 рубля. Кроме того, позже доминанта Невского проспекта была украшена совершенно не запланированными изначально элементами.

Среди них – гранитный фонтан, созданный по проекту Жана-Франсуа Тома де Томона. На четырёхугольном фонтане, украшенном головой Нептуна, изо рта которого льётся вода, есть надпись «1809 года». Однако монументальное украшение появилось у Казанского собора только в 1935 году.

Ранее фонтан более сотни лет стоял на нынешнем Пулковском шоссе – если быть точнее, на 13-й версте по дороге в Царское Село. Это один из трёх фонтанов, спроектированных Тома де Томоном для дороги в Царское село не только с целью украсить её, но и со вполне утилитарной задачей: фонтаны являлись поилками для лошадей. Два других фонтана из этой серии красуются в наши дни на Сенной площади и на повороте к Царскому Селу.

А в 1813 году в соборе был похоронен генерал-фельдмаршал Михаил Кутузов, умерший за границей во время военного похода. Накануне своего последнего похода Кутузов посетил Казанский собор и поцеловал икону Казанской Божьей Матери. Почти через четверть века, в 1837 году на площади перед храмом были открыты бронзовые памятники двум великим полководцам: Кутузову и Барклаю-де-Толли. Между прочим, повелел увековечить полководцев в памятниках перед собором император Александр I ещё в 1818 году.